<< Главная страница

Лоуренс Дж. Питер "Принцип Питера"
Здоровье и счастье при нулевом КП
Уходите, пока не продвинулись

Последний раз к исполнению должностных обязанностей в сложившейся иерархии я приступил в 1966 г., когда стал профессором педагогики в Университете Южной Калифорнии. На этом посту мне предоставлялись бесчисленные возможности подняться над уровнем своей компетентности и стать жертвой мною же изобретенного Принципа. Я считал, что достиг своего оптимального уровня эффективности в избранной сфере профессиональной деятельности, где я постоянно испытывал ту радость свершений, которая приходит в работе, выполняемой с глубокой личной заинтересованностью.

Моего непосредственного начальника перевели в другое место, и мне предложили возглавить отдел. Поскольку я полагал, что занимаемый мною пост позволил старой мечте стать явью, я это предложение отклонил. Последовали настойчивые советы не спешить и хорошенько подумать. В наступившие затем недели меня уговаривало начальство, со всех сторон нажимали коллеги, убеждая согласиться на повышение. Деление это настолько меня травмировало, что я решил пустить в ход Созидательную Некомпетентность. Вы это делаете с целью убедить вышестоящее лицо, что при всей компетентности, которую вы проявляете на своем нынешнем месте, дальнейшего продвижения вы не заслуживаете. Может показаться, что сделать это трудно, но на практике, как я обнаружил, достигается довольно легко и доставляет массу удовольствий. Стоило мне несколько раз поставить свой автомобиль на место, отведенное для машины декана, как предложения насчет более высокого поста прекратились.

К несчастью, за свои научные исследования я получил приз "Фи-дельта-каппа", что повлекло за собой возобновление попыток повысить меня в должности. И снова на выручку пришла Созидательная Некомпетентность. Однажды, когда декан зашел ко мне проконсультироваться по некоему специальному вопросу, я извлек из ящика стола игрушечный дротик и метнул его в висевшую на стене мишень. Затем я записал цифру, в которую вонзилась моя стрела, быстро проделал кое-какие вычисления и дал ответ на его вопрос. До него, видимо, так и не дошло, что ответ уже был мне известен. Это меня не удивило, поскольку я не раз замечал, что вообще, если вы рассказывали декану что-нибудь смешное, следовало разъяснить, что ему преподносится именно шутка, иначе он мог остаться в неведении, что надо засмеяться. Декан, о котором идет речь, был настолько лишен чувства юмора, что это замечали даже другие деканы.

О том, что стратегия с использованием дротика оказалась успешной, я узнал, когда нечаянно услышал, как он говорит: "Питер, конечно, гений, но он слегка с приветом". Попытки продвинуть меня по службе опять были оставлены. На роль руководителя отдела временно был назначен профессор, которому оставалось лишь несколько месяцев до выхода на пенсию. Устрашающий призрак обезглавленного отдела грозил быстро превратиться в реальность, и усилия, направленные к моему выдвижению, были возобновлены еще раз. На одном памятном собрании сотрудников, когда все стали проявлять ко мне избыточное внимание, осыпая чрезмерными похвалами, я почувствовал: что-то затевается. Председатель открыл собрание и объявил, что первым пунктом повестки дня стоят выборы нового главы отдела. Затем каждый профессор пообещал мне всемерную поддержку и сотрудничество, если я соглашусь принять этот пост. Они вызывались готовить предложения о стипендиях, составлять бюджетные сметы и выполнять всю тяжелую работу. Все, что от меня требовалось, это сидеть в своем кабинете, подписывать кое-какие бумаги и пожинать славу. Хотя картина, которую они рисовали, была соблазнительной и я не сомневался в их добрых намерениях, меня поразило, насколько эти обещания были непохожи на их привычную склочность, подсиживание и прочие проявления мелочности. Мне это напомнило давно родившееся изречение "Профессора потому чересчур агрессивны, что слишком малы ставки в битвах, которые они ведут".

Как я мог отказаться от нарисованной ими утопии? Мог ли я отвергнуть предложенные ими любовь, верность, уважение и сотрудничество? Складывалось положение, требовавшее отчаянных шагов. В молчании я обводил взглядом комнату и всматривался в умоляющие глаза каждого из моих коллег. Поглядел я и на потолок, как бы ожидая ответа Свыше. Я медленно поднялся, подошел к окну, достал сигарету и увеличительное стекло. Я сфокусировал солнечный луч на кончике сигареты и терпеливо ждал, когда загорится табак. Сунув сигарету в рот, я затянулся и медленно выпустил тонкую струю дыма. Все глаза были устремлены на меня, пока я медленно шел обратно к своему месту. Собрание погрузилось в полную тишину. После долгого молчания председатель заглянул в свои бумажки, откашлялся и сказал: "Полагаю, что нам следует перейти к следующему пункту повестки дня". Созидательная Некомпетентность вновь одержала победу.

Посредством разумного обращения к Созидательной Некомпетентности и применения силы Отвергающего Мышления мне удалось удержаться на уровне своей компетентности вплоть до того времени, когда успех "Принципа Питера" предоставил мне возможность сбежать из университета и продолжить свои исследования в условиях независимости от всякой иерархической организации.

Конец текста


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация