<< Главная страница

Лоуренс Дж. Питер "Принцип Питера"
Здоровье и счастье при нулевом КП
Созидательная Некомпетентность

Не показалось ли вам, что мои рассуждения о Принципе Питера сливаются в какую-то философию отчаяния? Не содрогаетесь ли вы при мысли, что любая карьера неизбежно должна завершиться Конечной Остановкой со всеми ее разрушительными физическими и психическими недугами? Нагнав страху постановкой этих вопросов, я хотел бы теперь вручить читателю топор, который позволит ему разрубить столь философски затянутый гордиев узел.

"Что тут мудрить, - скажете вы. - Человек же может попросту отказаться от повышения и с удовольствием продолжать работу, которая ему по плечу".

Прямой отказ от предлагаемого повышения принято называть Уклонением Питера. С виду, разумеется, все выглядит просто. Но мне пока попался лишь один случай успешного применения этого метода.

Стэм Эскер, плотник в строительной фирме "Стропиллинг", работал так усердно, умело и добросовестно, что ему несколько раз предлагали занять должность мастера. Эскер уважал своего начальника и хотел бы пойти ему навстречу. Но ему нравилось положение рядового плотника. Никаких забот. Каждый день в 4.30 пополудни можно было вообще забывать о работе. А став мастером, как ему было известно, придется проводить вечера и выходные в сплошном беспокойстве о делах на завтра и на следующую неделю. Так что он упорно отказывался от повышения.

Стэм Эскер, надо заметить, не был женат, не имел близких родственников и мало с кем дружил. Он мог поступать, как ему на сердце ляжет.

Не столь просто это дается большинству из нас. Чаще всего Уклонение Питера не годится для практического использования. Возьмите случай Б. Скромнинга, обыкновенного гражданина и семьянина, отказавшегося от повышения. Жена сразу начала его пилить: "Подумай о будущем своих детей! Что скажут соседи, когда узнают? Ты меня не любишь, иначе согласился бы!" - и так далее.

Чтобы точно установить, каково было бы мнение соседей, если бы они узнали, миссис Скромнинг доверительно поведала о причинах своей печали нескольким надежным подругам. Новость быстро разлетелась вокруг. Юный Скромнинг-сын в стремлении защитить честь отца подрался с одноклассником, которому выбил два зуба. На покрытие издержек судебного разбирательства и оплату счета, представленного дантистом, мистеру Скромнингу пришлось выложить одиннадцать сотен долларов.

Теща Скромнинга так подогрела чувства миссис Скромнинг, что та покинула дом и добилась согласия суда на раздельное ее и мужа проживание.

Нет, лобовой отказ от повышения - это не просто и это не путь к здоровью и счастью. Уже на ранней стадии моих исследований я заметил, что для большинства людей Уклонение Питера себя не оправдывает.

Изучая иерархическую структуру и скорость служебного продвижения производственного и конторского персонала компании "Жарка-варка-идеальная кастрюля", я приметил, что территория вокруг основного корпуса "Кастрюли" была хорошо ухоженной и смотрелась очень красиво. Бархатные газоны и жемчужинами вкрапленные в них клумбы говорили, что тут приложил руку садовник высокого уровня компетентности. Я нашел его. Это был П. Стеббель, приятный, сиявший счастьем человек, поистине влюбленный в свои растения и полный уважения к садовому инструменту. Он занимался тем, что любил более всего на свете, - садоводством.

Его компетентность простиралась на все участки его работы, кроме одного: он почти всегда терял либо неизвестно куда прятал счета и квитанции, связанные с закупками, которые производились для его хозяйства, хотя поступавшие саженцы, семена и инвентарь учитывались и содержались у него безукоризненно. Отсутствие квитанций выводило из себя бухгалтерию, и Стеббель несколько раз получил выговоры от управляющего. Оправдания его звучали несколько странно: "Не закопал ли я эти бумажки вместе с луковицами?" "А может быть, их сгрызли мыши. В оранжерее полно мышей".

Ввиду того что Стеббель столь некомпетентно обращался с документами, его кандидатура даже не рассматривалась, когда надо было заполнить образовавшуюся вакансию на должность старшего садовника.

Я несколько раз беседовал с ним. Он был любезен и общителен, но настаивал, что бумаги теряет по рассеянности. Я порасспрашивал его жену. Она мне сообщила, что Стеббель в строгом порядке держит учетные документы, связанные с работами в его собственном саду. и по ним может определить затраты на все; что произрастает в его огороде или оранжерее.

Среди лиц, попавших в поле моих исследований, был X.А. Осс, мастер цеха на заводе "Трэскблэск-отливки". В его крошечной рабочей комнате царил вопиющий беспорядок. Тем не менее проведенный мною хронометраж показал, что готовые рухнуть башни из старых учетных книг и справочников, папки, битком набитые истрепанными листами производственной документации, шкафы с переполненными ящиками без всяких пометок, что в них лежит, и давно никому не нужные схемы и графики на стенах - все это ни в коей мере не мешало эффективной в своей основе деятельности мистера Осса.

У меня не было возможности установить, с умыслом или нет поддерживал он этот беспорядок, прикрывавший его компетентность и помогавший ему избегать назначения начальником цеха.

Дж. Долбинг был компетентным школьным учителем. Он имел репутацию знатока своего дела, и ему никогда не предлагали подняться на должность заместителя директора. Меня это озадачило, и я стал наводить справки. Один из начальников сказал: "Долбинг забывает получать жалованье. Каждый квартал мы вынуждены напоминать, чтобы он взял причитающиеся ему деньги и не создавал трудностей в работе бухгалтерии. Я просто не могу понять человека, который не берет вовремя свое жалованье".

Я продолжил расспросы. "Нет, нет! Мы полностью ему доверяем. Но согласитесь, тут возникает сомнение, нет ли у него побочных источников дохода". Я спросил: "Вы подозреваете его в каких-то темных делах?" "Разумеется, нет. Для этого нет никаких оснований. Замечательный учитель! Хороший человек! Чистейший!"

Вопреки этим заверениям я сделал вывод, что иерархия не может доверять человеку, если тот достаточно хорошо управляется с собственными финансами, чтобы не нестись в банк за деньгами, едва только подоспеет срок очередной выплаты жалованья. Словом, Долбинг вел себя не так, как полагалось бы обычному служащему, а потому и оказался лицом, непригодным для повышения.

Можно ли здесь усматривать всего лишь случайное совпадение, если Долбинг при этом наслаждается своей учительской работой и не имеет никакого желания взваливать на себя административные заботы?

Я изучил много подобных случаев, создававших впечатление, что некомпетентность проявляется нарочно. Но ни разу мне не было дано с уверенностью заключить, отвечает ли этот образ действий заранее обдуманному плану либо он возникает на почве подсознательных побуждений. Одно было ясно: эти служащие избегали повышения не потому, что напрямую от него отказывались (мы уже видели, сколь пагубными могут тут оказаться последствия), а потому, что ухитрялись поставить себя в положение, не допускавшее, чтобы им предложили занять должность повыше.

Это - самый надежный способ избежать последнего продвижения. Это - ключ к здоровью, к наслаждению работой и жизнью. Это - Созидательная Некомпетентность.

Следствие 23: компетентные работники, которые сами подают в отставку, встречаются чаще, чем некомпетентные, которых увольняют.

Не в том дело, сознательно или бессознательно поступают П. Стеббель, X. А. Осс, Дж. Долбинг и другие оказавшиеся в их положении служащие, которые увертываются таким образом от последнего повышения. Существенно то, что у них мы можем поучиться, как надо действовать, чтобы достичь этой жизненно важной цели. ("Жизненно важной" - это не просто красивый оборот речи; правильно выбранное поведение действительно может спасти вашу жизнь.)

Суть описанного метода сводится вот к чему: создайте впечатление, что вы уже достигли своего уровня некомпетентности.

Добиваетесь вы этого тем, что заставляете окружающих замечать у вас один или несколько немедицинских признаков Конечной Остановки. Садовник Стеббель выставлял напоказ свою папирофобию в слабо выраженной форме. X.А. Осс, мастер литейного цеха, представал в глазах любого наблюдателя как жертва далеко зашедшей папиромании. Дж. Долбинг, школьный учитель, устраивавший волокиту с получением собственного жалованья, обнаруживал своим поведением тяжелую, хотя и необычную, форму маятникового синдрома.

Созидательная Некомпетентность дает наилучшие результаты, если свои некомпетентные действия вы развертываете в той области, где они никоим образом не могут помешать выполнению ваших основных служебных обязанностей.

В некоторых иерархиях конторский служащий может добиться желаемого результата, усвоив такую малоприметную черту поведения, как привычку оставлять выдвинутыми ящики рабочего стола. Другой эффективный маневр - надоедливо проявлять мелочную заботу об экономии, то есть постоянно гасить лампы, потуже закручивать краны, подбирать с полу и извлекать из мусорных корзин скрепки и упаковочные тесемки. сопровождая все это нравоучительным бормотанием насчет пользы бережливости.

Отказываясь вносить деньги в общественные фонды фирмы или вашего отдела, пренебрегая возможностью выпить кофе в специально отведенное для этого время, прихватывая из дому бутерброды и поглощая их в обеденный перерыв, когда все отправляются в столовую, упорно выключая батареи отопления и распахивая окна, уклоняясь от участия в коллективном подношении свадебных подарков и вручении сувениров коллегам, разукрашивая свое поведение иными многообразными чертами чуждой для окружающих эксцентричности (Комплекс Диогена), вы добьетесь, что на вас ляжет та самая легкая тень подозрений и недоверия, которая прикроет вас от служебного повышения.

Теоретически люди в большинстве своем признают, что по одежке встречают, по уму провожают. Однако практически служащего все-таки оценивают по его внешнему виду. И здесь открывается широкий простор для Созидательной Некомпетентности.

Облачитесь в одежды вызывающего фасона либо носите слегка потрепанный костюм. Реже принимайте ванну. Время от времени забывайте постричься. От случая к случаю брейтесь не особенно тщательно (уместны маленький, но заметный кусочек пластыря па лице, рядом капелька засохшей крови или крошечный кустик щетины, не попавший под лезвие). Все это полезные приемы.

Дамы имеют возможность чуть-чуть переборщить или недобрать по части косметики и, возможно, сочетать это (иногда) с прической, которая либо чересчур вычурна, либо просто "не идет". Чрезмерно сильный аромат духов или чрезмерно яркий блеск украшений обычно хорошо служат цели.

На ежегодном приеме в честь дня рождения основателя фирмы мистер Ф. сделал предложение дочери председателя совета директоров. Девушка училась в Европе и только что вернулась домой; Ф. никогда не встречал ее прежде. Разумеется, эта невеста ему не досталась, и естественно также, что он сам себя изъял из числа служащих, годных для должностного продвижения.

Мисс Л., служащая этой фирмы, использовала тот же званый вечер, чтобы обидеть супругу своего начальника: передразнила ее манеру смеяться, да так, что та все видела и слышала.

Мистер П. попросил своего приятеля позвонить ему на службу и как бы предъявить некие грозные требования. На глазах у своих коллег П. впал в панику, молил о "снисхождении", просил "дать время" и канючил в телефонную трубку: "Не говорите моей жене. Если узнает, это ее убьет". Так что же это было? Еще одна глупая шутка, из тех, которыми славился П.? Или вдохновенно исполненная сцена Созидательной Некомпетентности?

Недавно я вновь поинтересовался, как поживает Стэм Эскер, плотник, тот самый, что смог успешно применить Уклонение Питера. Выяснилось, что уже несколько месяцев подряд он скупает дешевые издания "Уолдена"* и раздает их товарищам по работе и начальникам, отпуская при этом замечания насчет прелестей беззаботного существования и радостей спокойного каждодневного труда. Всякого, кого он одарил книгой, Эскер потом допрашивает: прочитал ли и что в ней понял? Эту склонность надоедливо выступать с поучениями я называю Комплексом Сократа.

Естественно, я несколько загрустил, лишившись единственного живого примера успешного использования Уклонения Питера (успешного в том смысле, что избежавший предложенного повышения вообще избегает всяких мук). Но в противовес разочарованию явилось и приятное чувство, поскольку здесь передо мной предстало элегантное доказательство того факта, что Созидательная Компетентность обладает превосходством над Уклонением Питера - всегда и неизменно!

Вдумчивое чтение этой главы позволит вам вооружиться множеством идей для выработки ваших собственных форм Созидательной Некомпетентности. Но я должен самым решительным образом подчеркнуть, что чрезвычайно важно скрыть ваше желание избежать повышения. Для отвода глаз вы можете даже разок-другой похныкать перед начальством: "Курам на смех, что это у нас творится, когда одних почему-то повышают, а других как бы и не видят!"

Созидательная Некомпетентность, вне всяких сомнений, бросает вашим способностям нисколько не меньший вызов, чем традиционная погоня за болеет высокой должностью.

Конец текста


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация