<< Главная страница

Лоуренс Дж. Питер "Принцип Питера"
Государственный корабль
Предварительный отчет

Ни одному политологу не удалось пока должным образом выяснить, как же работает машина государственного управления, не удалось с надлежащей степенью точности предсказать политическое будущее. Марксисты ошиблись в своем анализе так же, как и капиталистические теоретики. Мои исследования в области сравнительной иерархиологии показали, что капиталистическая, социалистическая и коммунистическая системы имеют одинаковое свойство накапливать в своих структурах избыточный и некомпетентный персонал. Хотя в настоящий момент мое исследование еще не завершено, я выношу здесь на ваше рассмотрение предварительный отчет о его результатах. При наличии нужных финансовых средств я постараюсь довести это исследование до конца. Затем, опираясь на него, я намерен заняться изучением Всеобщей Иерархиологии.

В обстановке любого кризиса, экономического или политического, неизменно наблюдается одно и то же явление. Множество ученых специалистов предлагают множество различных спасительных рецептов.

В государственном бюджете образовалась дыра. А говорит: надо поднять налоги. Б требует: сократите налоги!

Иностранные вкладчики капитала теряют доверие к доллару. В настаивает на повышении учетных ставок. Г предлагает поощрять инфляцию.

Растет волна уличных беспорядков. По мнению Д, нужны новые программы помощи беднякам. Е призывает поддержать и защитить богатых.

В голосе иностранной державы слышны нотки угрозы. Ж заявляет: потверже с ними! 3 учит: надо искать согласия.

Эта неразбериха возникает потому, что:

  1. Многие эксперты уже достигли своего уровня некомпетентности; их советы либо вовсе бессмысленны, либо не имеют никакого отношения к рассматриваемому вопросу.
  2. Мнения некоторых специалистов вполне обоснованны, но у них нет возможности воплотить свои идеи в жизнь.
  3. В любом случае ни разумные, ни пустопорожние предложения не могут пойти в дело, потому что правительственная машина представляет собой переплетение множества иерархий, каждая из которых насквозь пропитана некомпетентностью.

Давайте посмотрим, как работают два важных агрегата государственного механизма - законодательная власть, устанавливающая нормы нашей жизни, и исполнительная, та, что при помощи армады своих служащих добивается соблюдения этих норм.

Как правило, современные законодательные учреждения даже в недемократических странах образуются на основе народного голосования. Может возникнуть мысль, что избиратели, исходя из собственных интересов, постараются заметить и направить своими представителями в столицу наиболее компетентных государственных деятелей. Так, в общем-то, и учит упрощенная теория представительного правительства. На деле все несколько сложнее.

Политикой сегодня заправляют партии. В некоторых странах официально существует только одна партия, в других - две, в третьих - много. Обычно и наивно политическую партию представляют себе как группу единомышленников, которые объединяются, чтобы отстаивать некие общие интересы. Действительности это представление уже не соответствует. Приписываемая партиям роль сейчас целиком перешла к лоббистам, группам давления, и этих лобби существует ровно столько, сколько существует различных интересов.

Что касается политической партии, то она является прежде всего аппаратом, предназначенным для отбора кандидатов и последующего их проталкивания на выборные должности.

Время от времени появляется, правда, "независимый" кандидат, который добивается избрания собственными силами, без партийной поддержки. Но огромные расходы, каких требует избирательная кампания, делают это явление редкостью на выборах в муниципалитеты и законодательные собрания штатов, на общенациональных выборах оно и вовсе не встречается. Справедливо утверждать, что решающее слово в селекции кандидатов принадлежит партиям.

Каждая политическая партия - и это известно любому ее члену - есть иерархия. Считается, что в большинстве своем члены партии работают в ней без всякого вознаграждения да еще платят за эту привилегию. Тем не менее здесь существуют четко обозначенная структура рангов и совершенно определенная система повышения в чинах.

До сих пор я показывал, как Принцип Питера действует применительно к оплачиваемым работникам. То же самое, как вы сейчас увидите, относится и к иерархиям только что помянутого типа.

В политической партии, как и на фабрике, как в армии, компетентность, проявленная лицом данного ранга, служит основанием для возведения его в более высокий ранг. Компетентный агитатор, бегающий по домам избирателей, признается достойным повышения; его могут назначить руководителем группы агитаторов. Бездарный или не внушающий симпатий агитатор так и останется на своем месте: он так и будет стучаться в двери избирателей и отпугивать их от своего кандидата.

Партийный активист, умеющий быстро рассовать по конвертам и разослать по адресам предвыборные материалы, может надеяться, что его сделают старшим в команде, которая занимается этой рассылкой. Человек, выполняющий ту же работу некомпетентно, останется на своем месте и при желании сохранить связи с партией так и будет медленно и неуклюже раскладывать листовки по конвертам - куда сразу две, а куда и ни одной, куда свеженькие, а куда мятые, подобранные с пола.

Компетентный сборщик средств в фонд предвыборной кампании партии может попасть в состав комитета, который назначает кандидата. Не исключено, однако, что его компетентность в роли попрошайки окажется недостаточной для того, чтобы правильно оценить способности человека, предназначаемого к выполнению законодательной работы, и он поддержит выдвижение некомпетентного кандидата.

Но допустим, что большинство членов комитета составляют те, кто умеет компетентно судить о людях. Даже в этом случае в кандидаты выдвинут не потенциально мудрого законодателя, а деятеля, который, как предполагается, способен добиться успеха на выборах.

В былые времена, когда решающее влияние на исход выборов оказывали массовые собрания, и выступления перед публикой проходили по разряду высокого искусства, яркий оратор мог надеяться, что партия назначит его своим кандидатом, а среди кандидатов наибольшие шансы победить на выборах имел самый красноречивый. При этом, разумеется, речь шла только о способности очаровать, воспламенить словом и жестом толпу из десяти тысяч избирателей. Отнюдь не обязательно это была одновременно и способность глубоко мыслить, здраво рассуждать и делать мудрый выбор при решении общенациональных проблем.

Часто нелегко бывает установить, по каким критериям оценивается компетентность. Например, Джеймс К. Полк в холе предвыборной борьбы за президентский пост выступил с четырьмя далеко идущими обещаниями. В случае своего избрания он обязался присоединить Калифорнию, уладить конфликт о границах Орегона, снизить пошлины и создать вспомогательное казначейство. Избиратели его поддержали, и он выполнил все свои обещания - до единого. Такими достижениями не может похвастаться никакой другой президент. 29 июля 1962 года среди семидесяти пяти известных американских историков был проведен опрос с целью определить степень компетентности бывших президентов страны. Ученые выделили пять групп президентов. Полка отнесли ко второй. Зато в первую, высшую, попал Вудро Вильсон, который не выполнил своего обязательства уберечь Америку от участия в войне. На президентском посту Полк пробыл только один срок.

Развитие электроники и ее вторжение в избирательную кампанию ставят партию в такие условия, что она может выдвинуть человека, который лучше других смотрится на телеэкране. Но если есть способность произвести впечатление со сверкающего экрана, да еще эта способность возрастает благодаря гриму и подходящему освещению, то она вовсе не гарантирует последующей компетентной деятельности в законодательном учреждении.

И в прежние, и в нынешние времена много было таких мужей, которые продвинулись из кандидатов в законодатели с тем единственным результатом, что достигли своего уровня некомпетентности.

Само законодательное учреждение тоже есть иерархия. Если кандидат, победивший на выборах, окажется некомпетентным в роли рядового члена палаты, то дальше ему и не продвинуться. Но проявив компетентность в положении рядового законодателя, он становится подходящей фигурой для дальнейшего возвышения. Он может занять посты, дающие больше власти. Может войти в важный комитет, стать его председателем либо при определенных обстоятельствах оказаться в числе министров кабинета. И на каждой из этих должностей может обнаружиться его некомпетентность.

Мы видим, следовательно, что Принцип Питера господствует над всем законодательным крылом системы государственного управления. Здесь он руководит судьбой каждого - от ничтожнейшего партийного активиста до держателя самого возвышенного выборного поста. Всяк здесь стремится дойти до своего уровня некомпетентности. И одновременно налицо тенденция к тому, чтобы всякий пост со временем был занят человеком, неспособным с ним справиться.

Вы уже поняли, что действие Принципа Питера распространяется и на исполнительную власть - на правительственные бюро, департаменты, отделы и конторы всех уровней, от общенационального до региональных и местных. Все они, включая полицию, включая армию, суть жестко выстроенные иерархии состоящих на жалованье чиновников, и все они с неизбежностью переполнены некомпетентными людьми, которые не могут выполнять порученную им работу, не могут быть продвинуты по службе, но и не могут быть уволены.

Следствие 8. Чем выше иерархия, тем меньше ее свершения.

Идет ли речь о демократии или о диктатуре, о бюрократии коммунистического или свободнопредпринимательского толка, любое правительство непременно падет, едва воплощенная в нем иерархия достигнет невыносимой степени своей зрелости.

(Эффективность иерархии обратно пропорциональна коэффициенту ее зрелости (КЗ).

КЗ = (Число служащих, достигших уровня некомпетентности х 100) / Общая численность служащих иерархии

Очевидно, что, если КЗ достигает 100, никакая полезная работа вообще выполняться не будет.)

Положение сейчас хуже, чем прежде, когда гражданские и военные должности распределялись по протекции. Это утверждение может показаться еретическим в наш век равенства, но позвольте мне объясниться.

Заглянем в воображаемую страну Высшекастию, где нет экзаменов для поступающих на государственную службу, не признается равенство возможностей и неведомо должностное продвижение по заслугам. В Высшекастии установлен строгий классовый строй, так что во всех иерархиях - в правительстве, в бизнесе, в вооруженных силах и церкви - высокие посты отводятся только представителям господствующего класса.

Вы заметили, что я избегаю выражения "высший класс". Этот термин приобрел неприятный привкус. Обычно за ним стоит образ класса, который господствует по праву своего аристократического, благородного происхождения. Но мои заключения распространяются и на те системы, которые допускают выделение господствующего класса из низшей социальной среды, сообразуясь с такими признаками, как религия, род занятий, раса, язык либо принадлежность к тому или иному политическому течению.

Не имеет значения, какой именно из этих признаков считается в Высшекастии определяющим; важно, что в стране есть господствующий класс и есть класс подчиненный. Диаграмма показывает, как выглядит типичная для Высшекастии иерархия, имеющая классическую пирамидальную структуру.

Низшие должности - в пространстве, помеченном ПК, - занимают служащие - выходцы из подчиненного класса. Ни один из них, сколь бы блестящими способностями он ни обладал, не подлежит продвижению в пространство выше линии КБ, то есть выше классового барьера. Высокие должности - в пространстве ГК - занимают представители господствующего класса. Свою карьеру они начинают не у подножия иерархии, а на уровне классового барьера.

Рассматривая пространство в нижней части пирамиды, то есть в ПК, с очевидностью устанавливаем, что ввиду классового барьера многие служащие никогда не смогут продвинуться достаточно высоко, чтобы достичь своего уровня некомпетентности. Все годы своей службы они так и проведут, выполняя работу, с которой они могут успешно справляться. Ни один из них не выдвинется за пределы пространства ПК, так что эта часть общества будет сохранять и использовать своих компетентных служащих. Следовательно, классовый барьер служит гарантией, что в низших звеньях иерархии будет поддерживаться более высокая степень эффективности - какой нельзя было бы достичь в отсутствие этого барьера.

Теперь обратимся к пространству ГК, выше разделительной классовой черты. В другом месте я показываю, что шансы служащего добраться до своего уровня некомпетентности прямо пропорциональны числу ступеней в иерархии: чем больше ступеней, тем больше некомпетентности. Пространство ГК представляет собой, по существу, закрытую иерархию с ограниченным числом ступеней. Надо, следовательно, заключить, что многие ее служащие никогда не достигнут своего уровня некомпетентности. Более того, возможность начать карьеру сразу на достаточно высокой точке пирамиды привлекает в иерархию тех одаренных людей, которые никогда бы сюда не устремились, если бы должны были приступать к службе в самом низу.

Очевидно, стало быть, что ситуация в обоих пространствах - в ГК и ПК, то есть над классовым барьером и под ним, - делает иерархии Высшекастии более эффективными, чем в бесклассовом обществе, основанном на равенстве.

Прежде чем меня обвинят в намерении навязать нашей стране классовую систему, разрешите указать, что мы ее уже имеем. Классы у нас образуются не по рождению, а в соответствии с престижностью университета. выдавшего вам диплом. Например, выпускник Гарвардского университета обозначается как "человек из Гарварда". Но окончившего колледж Дальнего Овечьего пастбища не называют ни "овечьим человеком", ни "человеком с пастбища". В некоторых иерархиях выпускник заштатного колледжа, будь он хоть семи пядей во лбу, все равно не будет иметь тех возможностей для продвижения, какими обладает служащий с дипломом престижного учебного заведения.

Положение меняется. Сейчас усилилась тенденция к расширению круга даже низких должностей, для занятия которых непременно требуется университетский диплом. Это приведет к тому, что возможности для служебного продвижения возрастут у всех обладателей дипломов и, соответственно, упадет классовая ценность образования, полученного в престижном университете.

Мои исследования в этой области не закончены все по той же печальной причине, то есть из-за нехватки средств, но я рискую предсказать, что любой обладатель университетского диплома с каждым годом будет иметь всевозрастающие шансы достичь своего уровня некомпетентности либо в частной фирме, либо на государственной службе.

Конец текста


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация