<< Главная страница

Лоуренс Дж. Питер "Принцип Питера"
Предтечи
Предтечи

Всякий ученый труд принято украшать библиографией, списком ранее опубликованных книг на ту же тему. Цель может быть разная, например испытать компетентность читателя, предложив ему нагоняющую ужас программу самостоятельных углубленных занятий данным предметом, или подтвердить компетентность автора указанием на то, какую гору песка он переворотил, чтобы добыть золотую крупинку истины.

Поскольку эта книга первая в своем роде, формально положенная библиография в ней отсутствует, что как бы отправляет мою работу в разряд низкосортной учености. Лукавство, однако, не моя стихия, и потому не стану скрывать: я действую в твердом убеждении, что будущее вознаградит меня за это отступление от правил.

С такими-то вот соображениями я и решил помянуть здесь нескольких авторов, которые, хотя они никогда не писали о моем предмете, могли все же написать, если бы о нем задумались. Ниже, стало быть, следует библиография трудов протоиерархиологов.

Безымянные первосоздатели некоторых поговорок проявляли в какой-то мере интуитивное понимание теории некомпетентности.

"Сапожник судит не выше сапога" - это явное предупреждение бродячему сапожнику, призыв поостеречься, чтобы его не продвинули и не сделали старшим в мастерской по починке обуви. Рука, искусно управляющаяся с шилом и молотком, вполне может оказаться неспособной совладать с пером, бланками заказов и расписанием рабочих часов.

"Семь поваров супа не сварят". Это утверждение означает, что, чем больше людей вы вовлекаете в осуществление какого-либо проекта, тем больше вероятность, что по крайней мере один из них уже достиг своего уровня некомпетентности. Один работник кухни, умеющий компетентно чистить и нарезать овощи, будучи вознесен на уровень своей некомпетентности в роли повара, может перестараться насчет соли и испортить хорошую работу других шести поваров, участвовавших в приготовлении супа.

"Женскую работу не переделаешь" - это грустное замечание по поводу того, что среди женщин велика доля тех, кто достигает своего уровня некомпетентности в качестве домашних хозяек.

Омар Хайям в своем "Рубайате" с горечью указал на широкое распространение некомпетентности в учебно-образовательных и религиозных иерархиях:

Даже самые светлые в мире умы
Не смогли разогнать окружающей тьмы.
Рассказали нам несколько сказочек на ночь
И отправились, мудрые, спать, как и мы.

Мне уже приходилось отмечать наличие у людей "иерархического инстинкта", непреодолимой склонности выстраиваться по ранжиру. Некоторые критики отрицали существование такого инстинкта. Александр Поуп, однако, распознал его более двух веков назад и увидел в нем выражение божественного промысла:

Баланс - вот высшая Творца забота:
Поэтому умом иль силой кто-то
Нас превосходит...

Он точно описал удовлетворение, получаемое при компетентном исполнении своей работы:

Знай: благо, о котором мы хлопочем,
Которое Бог нам судил и прочим,
В триаде заключается такой:
Здоровые, Достаток и Покой.

("Опыт о человеке", Послание IV)

Поуп первым провозгласил одно из ключевых положений иерархиологии:

Чего же нам, глупцам, недостает?
То взмыть хотим до ангельских высот,
То причитаем...*

("Опыт о человеке". Послание 1)

Иначе говоря, служащий редко довольствуется пребыванием на уровне компетентности, он настаивает на своем возвышении до уровня, который значительно превосходит его способности.

С. Смит описал профессиональную некомпетентность столь ярко, что его слова запомнились и в основе своей стали как бы штампом:

"Если вы согласитесь представить отдельные сферы жизнедеятельности в виде разных по форме прорезей в столешнице - там круги, тут треугольники, потом квадраты, эллипсы, - а людей, действующих в этих сферах, обозначите деревяшками, выпиленными в точно таких же формах, то, как общее правило, мы увидим, что человек-треугольник окажется в прорези-квадрате, эллипс в треугольнике, а человек-квадрат предстанет втиснутым в дыру-круг. Служащий и служба, тот, кто делает, и то, что делается, редко образуют столь ладное сочетание, чтобы мы могли сказать: они почти созданы друг для друга"*.

Вашингтон Ирвинг указывает: "Истинным тупицам среди вас обычно отдается предпочтение при наборе на общественную службу, и особенно их любят возводить в ранг почетных горожан". Он не сознавал, что тупица может обладать весьма ярким умом, пока он находится на скромной должности, но выглядеть действительно тупицей, если будет вознесен на видный пост. Это как свеча - хороша, чтобы осветить стол, накрытый под вечернюю трапезу, но обнаруживает свою недостаточность, если вставить ее в уличный фонарь для освещения.

Карл Маркс, несомненно, признавал существование иерархий, но, судя по всему, полагал, что держатся они благодаря капиталистам. Выступая за создание неиерархического общества, он упустил из виду, что человек, в значительной мере подверженный иерархичности по своей природе, должен и будет иметь иерархии- патриархальные ли, феодальные, капиталистические или социалистические. В этом пункте он проявил гораздо меньше проницательности, чем Поуп.

Далее. Для неиерархического общества, о котором он мечтает, Маркс, впадая в кричащую непоследовательность, устанавливает руководящий принцип: "От каждого по способностям, каждому по потребностям". Это предполагает образование двух иерархий-близнецов - способностей и потребностей.

Но оставим в стороне эту непоследовательность в Марксовой схеме. Теперь мы располагаем Принципом Питера, показывающим, что нельзя рассчитывать на получение работы "от каждого по способностям". Чтобы этого добиться, нам пришлось бы постоянно удерживать работников на уровне их компетентности. Такое, однако, невозможно: каждый работник должен подниматься до уровня своей некомпетентности, а добравшись до этого уровня, он уже не сможет выдавать продукцию по своим способностям.

Так что теория Маркса представляется оторванной от жизни мечтой и еще одним опиумом для народа. Более научный подход к делу мы обнаруживаем у поэтов.

Успех всего милее тем,
Кто сроду не имел успеха.

Этот афоризм Эмили Дикинсон психологически оправдан, если "успех" понимать в его иерархиологическом смысле, то есть как конечную остановку на уровне некомпетентности.

Чарлз Латуидж Доджсон, автор "Зазеркалья", имеет в виду жизнь на уровне некомпетентности, когда он вкладывает в уста Королевы такие слова: "Вот видишь теперь, что надо бежать и бежать, чтобы не сдвинуться с места". Иначе говоря, если служащий добрался до своего уровня некомпетентности, самые отчаянные его старания не позволят ему продвинуться дальше.

Зигмунд Фрейд, по-видимому, более всех писавших до него авторов приблизился к открытию Принципа Питера. Наблюдая заболевания, определяемые как невроз, психосоматическое расстройство организма, выпадение памяти, психоз, он заметил, что во всех случаях преобладает гнетущее действие того, что мы назвали бы Общим Синдромом Жизненной Некомпетентности.

Жизненная некомпетентность, естественно, порождает обостренное чувство отчаяния. Фрейд, в душе сатирик, избрал для объяснения этого отчаяния сексуальную терминологию - вроде всяких там комплексов, связанных с пенисом, кастрацией, с историей Эдипа. Иными словами, он представил дело таким образом, что женщины пребывают в отчаянии, поскольку не могут стать мужчинами, мужчины - поскольку не могут рожать детей, мальчики - поскольку не могут жениться на своих мамах, и т.д.

Но Фрейд не сумел схватить суть дела, упустив из виду, что отчаяние порождается тоской по изменениям, которые должны поставить человека в лучшее, как он считает, положение - в положение мужчины, отца, мужа матери, жены отца и т. д. Иначе сказать, это тоска по более высокой должности!

Сегодня иерархиология разъясняет нам, конечно, что отчаяние приходит как результат должностного продвижения. Фрейд проглядел это из-за своей крайней склонности обращаться мыслью внутрь человека: он упорствовал в изучении того, что происходит (или должно, по его представлениям, происходить) внутри его пациентов. Иерархиология же, напротив, изучает происходящее вне пациента, она исследует общественные порядки, в которых действует человек, и поэтому реалистически объясняет его поведение, вытекающее из этих порядков. Если Фрейд тратил время в погоне за темными волнами подсознательного, я посвятил свои усилия изучению тех сторон человеческого поведения, которые можно и наблюдать, и измерять.

Психологи Фрейдовой школы с их бесплодными исследованиями поведения человека в обществе могут быть уподоблены тому, кто, имея дело с компьютером, пытается оценить его путем одних только размышлений о внутреннем устройстве механизма, не задаваясь даже вопросом, а для чего, собственно, этот прибор нужен.

И все-таки давайте не будем преуменьшать значение первопроходческой работы Фрейда. Во многом он ошибся; но многое и открыл. Постоянно заглядывая внутрь пациента, он добился славы благодаря своей теории, утверждающей, что человек не сознает собственных побуждений, не понимает собственных чувств и поэтому не может надеяться на избавление от охватывающего его отчаяния. Теория эта была неуязвима, поскольку никому не дано сознательно и разумно рассуждать о природе и содержании собственного подсознания.

В гениальном озарении, явившемся по ходу его профессиональных занятий, Фрейд изобрел психоанализ, с помощью которого, как он утверждал, можно научить пациентов сознавать, что творится у них в подсознании. Затем он хватил через край - подверг психоанализу самого себя и заявил, будто осознал свое подсознание. (Некоторые критики теперь говорят, что единственное его достижение состояло в том, что он познакомил своих пациентов с его, Фрейда, собственным подсознанием.) Во всяком случае, пойдя на этот само-психоанализ, Фрейд выбил лестницу у себя из-под ног.

Будь он сведущ в иерархиологии, Фрейд поостерегся бы, не сделал этого последнего шага и никогда бы не оказался на своем уровне некомпетентности.

Подорвав таким образом грандиозное сооружение, которое он воздвиг на основе непроницаемости подсознательного, Фрейд проложил дорогу своему великому последователю С. Поттеру.

Как и Фрейд, Поттер - это психолог, выступающий в жанре сатиры (или сатирик, вооруженный знаниями психологии). Он заслуженно может быть поставлен рядом с Фрейдом ввиду проницательности его наблюдений и смелости, проявленной в создании выразительной и запоминающейся терминологии для описания замеченных им явлений.

Как и Фрейд, Поттер рассмотрел и классифицировал множество случаев человеческого отчаяния. Главную причину, приводящую человека в отчаяние, он видит в положении "ниспадающего", тогда как радостное чувство свободы от отчаяния является человеку, который оказывается в положении "восходящего". Поттер исходит из того, что людям присуще внутреннее стремление продвигаться от первого положения ко второму. Образ действий, предпринимаемых для такого продвижения, он именует "возвышательством".

Основное расхождение между двумя учеными мужами состоит в том, что Поттер отвергает доктрину Фрейда насчет подсознательных побуждений к действию. Поведение человека он объясняет, опираясь па такие понятия, как сознательное намерение обойти других, восторжествовать над обстоятельствами и попасть таким образом в "восходящие". Поттер отметает также догму Фрейда, согласно которой пациент, пребывающий в отчаянии, нуждается в помощи профессионала. Напротив, он развивает теорию психологии под вывеской "сделай сам". Он учит различным приемам, ухищрениям и уловкам, которые при правильном их применении позволяют пациенту самостоятельно стать "восходящим".

Если обобщить элегантно излагаемую Поттером концепцию, то Человек-восходящий, Человек- умеющий жить и Человек-игрок - все эти типы прибегают к различным видам паскудного поведения, чтобы продвинуть себя на более высокие ступени в социальной, коммерческой, профессиональной или спортивной иерархии.

Поттер пишет так увлекательно, что от нашего внимания едва не ускользает основная слабость его построений, а именно предположение, будто стоит только человеку "восходящему" овладеть достаточным набором хитростей, и он будет непрерывно идти вверх, продолжать и продолжать свое "возвышательство".

В действительности никакая доза "возвышательства" не может поднять человека над его уровнем некомпетентности. Сколько ни ловчи, результатом будет только то, что этот уровень окажется достигнутым раньше, чем он был бы достигнут без дополнительных усилий. А там уже человека ждет положение "ниспадающего", и никаким умением жить делу ни поможешь.

Устойчивое счастье достижимо только в том случае, если сумеешь увернуться от заключительного возвышения в должности, если на определенной ступени своего продвижения человек решит покончить с "возвышательством" и вместо него заняться тем, что мы могли бы обозначить как "недвижничество". Ниже, когда пойдет речь о Созидательной некомпетентности. я покажу, что тут надо делать.

Я все же обязан воздать должное Поттеру как великому теоретику, мастерски перекинувшему мост через пропасть между фрейдистской этикой и Принципом Питера.

С.Н. Паркинсон, выдающийся теоретик-социолог, точно видит и занимательно описывает особое явление в жизни иерархий - разбухание их штатов. Но в попытках объяснить то, что он называет растущей пирамидой, Паркинсон исходит из предположения, что старшие служащие следуют в своей деятельности стратегии "разделяй и властвуй", что они намеренно делают иерархию неэффективной в интересах своего личного возвеличения.

Эта теория несостоятельна по следующим причинам. Во-первых, за исходную посылку в ней принимается наличие намерений или замыслов у лиц, которые занимают руководящие посты. Мои исследования показывают, что многие старшие служащие не в состоянии сформулировать сколько-нибудь вразумительные программы действий, имеющих целью разделять, властвовать или что-либо еще.

Во-вторых, описываемые Паркинсоном явления - избыток персонала и недостаток производительности - часто напрямую противоречат интересам руководителей и управляющих. Эффективность предприятия становится столь низкой, что оно просто рушится, и все занятые в нем люди оказываются без места. В правительственных иерархиях высокопоставленные чиновники могут подвергаться придиркам и унижениям со стороны комиссий законодательных органов либо ревизоров, выискивающих перерасходы и некомпетентность. Трудно себе представить, чтобы высокие чины намеренно стремились подвергать себя таким страданиям.

В-третьих, при прочих равных обстоятельствах, чем меньше денег расходуется на оплату низших служащих, тем больше будет прибыль фирмы и тем больше средств останется для жалованья, премий, дивидендов и особых льгот начальствующим лицам. Если иерархия в состоянии эффективно действовать с персоналом в тысячу человек, высшим ее управляющим нет никакой выгоды добавлять в штаты еще двести служащих.

Но предположим, при тысяче занятых иерархия работает неэффективно. С учетом Принципа Питера это означает, что многие ее старшие служащие или даже большинство их находятся на своих уровнях некомпетентности. Они не в состоянии как-либо поправить положение при наличном персонале - каждый и так старается в полную силу. Поэтому в отчаянной попытке поднять эффективность они набирают новых служащих. С появлением дополнительных работников ситуация может временно улучшиться, но процесс служебного продвижения постепенно скажется и на новопришельцах: они также поднимутся до своих уровней некомпетентности. И тогда опять единственным очевидным выходом станет новое увеличение штатов, опять временный взлет и опять постепенное сползание к неэффективности.

Вот почему не существует прямой зависимости между численностью персонала и объемом выполняемой полезной работы. Раздувание штатов не может быть объяснено выдвинутой Паркинсоном теорией заговора; оно возникает из-за искреннего, хотя и тщетного, стремления высших чинов иерархии добиться эффективности.

И еще одно. Паркинсон обосновывает свой закон, имея в виду иерархии типа пирамиды Хеопса, то есть феодальные. И понятно почему: свое открытие он сделал, находясь в рядах вооруженных сил, где особенно сильны устаревшие традиции и организационные формы.

Разумеется, феодальная разновидность иерархия пока еще не исчезла, однако для полноты иерархиологической системы необходимо признать существование ряда других иерархических форм и объяснить, как они действуют. Таково, например, летящее "Т".

Эта диаграмма наглядно показывает, что компания, имеющая три отдела, двадцать три вице-президента и одного президента, не соответствует традиционной пирамидальной модели. Рассмотрим другой случай.

Построение на основе автоматизации

При такой недавно возникшей структурной модификации служащие, ранее составлявшие широкое основание пирамиды, заменяются одним компьютером. Образуется перевернутая пирамида. Сходная форма возникает в том случае, когда многочисленные управляющие, ответственные работники и агенты по сбыту опираются в своей деятельности на высокоавтоматизированные производственные процессы.

В другом месте я описываю случай Свободно парящей вершины - тот именно случай, который возникает, когда заведующий управляет несуществующим отделом либо когда его подчиненные отправлены в другой отдел и администратор остается в одиночестве в своей опустевшей конторе.

К сожалению, Паркинсон идет в своих исследованиях недостаточно далеко. Справедливо, что объем работы может увеличиваться с целью заполнить отведенное для нее время, но он может расти и дальше, значительно выходя за эти пределы. Он может расти и расти, не считаясь даже со сроками жизни самой организации. Так что компания обанкротится, правительство падет, цивилизация рухнет и уступит место варварству, а некомпетентные работники так и будут наращивать свои трудовые усилия. Поэтому как ни огорчительно, но нам следует отклонить привлекательную на вид теорию Паркинсона. И все же сам он заслуживает великой похвалы за то, что привлек внимание к явлениям, которые теперь впервые научно объяснены Принципом Питера.

Конец текста


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация