<< Главная страница

Лоуренс Дж. Питер "Принцип Питера"
Человек принципа
Жертва собственного принципа

Рэй твердил, что книга о Принципе Питера нужна обществу, и предложил свое сотрудничество. Я согласился, и через год мы засели за книгу. Когда мы пришли к выводу, что в нашей рукописи содержится все, что мы хотели сказать, я предложил ее одному крупному издательству.

Первое письмо с отказом, в частности, гласило: "К сожалению, я не вижу никаких коммерческих возможностей для издания этой книги и, следовательно, не могу сообщить Вам ничего обнадеживающего".

В течение нескольких следующих лет рукопись направлялась тринадцати издателям. В одних случаях отказы приходили в стандартных выражениях. Но в других издатели считали нужным объяснить, что их не устраивало. Один писал: "Вам не следовало бы так легкомысленно обходиться с серьезной темой". Другой советовал: "Коль скоро вы пишете комедию, в ней нельзя уделять так много внимания трагическим ситуациям". Третий заявлял: "Я готов вернуться к вопросу об издании, если вы перепишете книгу, придав ей характер либо юмористического произведения, либо серьезной научной работы". Издатель, которому книга понравилась, представил ее на рассмотрение редакционного совета своей фирмы. Мне он сообщил, что совет не смог определить жанр книги и потому отверг ее.

Сам я утверждал, что моя рукопись - это сатира. И в ответ обычно следовало: "Не думаю, что это сатира. По-моему, вы пишете серьезно". Я был смущен, обнаружив, что так много людей, занятых издательской деятельностью, не имеют представления о литературном жанре сатиры. Я растолковывал, что сатира есть манера письма, предполагающая серьезность в содержании и юмор в форме изложения. Цель в том, чтобы преподнести истину весело. По-видимому, мои попытки внести ясность успеха не имели. Помнится, один издатель, терпеливо выслушав мои разъяснения, покачал головой и сказал: "Это все теория. А я хочу знать одно: всерьез вы пишете или нет?" Мне оставалось только развести руками.

Поскольку издатели не были готовы принять книгу, мы решили написать о Принципе Питера несколько статей и посмотреть, какой они вызовут отклик. Статьи, опубликованные в "Эсквайре" и других читаемых по всей стране журналах, были встречены хорошо.

Лоуренс Хьюз, президент издательской фирмы "Уильям Морроу энд компани", обратился ко мне с вопросом: не задумывался ли я над тем, чтобы написать книгу о Принципе Питера? Когда же одному из его редакторов случилось быть в Калифорнии, где я жил в то время, мне осталось только стряхнуть пыль со старой рукописи и представить ее на ознакомление.

Увидевшая свет в феврале 1969 г. книга к концу июля добралась до первого места в публикуемом "Нью-Йорк таймс" списке бестселлеров по разряду нехудожественной литературы. В этом положении лидера она оставалась в течение полугода, а потом еще много месяцев была бестселлером среди рассчитанных на массовый рынок книг в мягкой обложке. Она была переведена на другие языки и выдержала тридцать семь изданий за границей, став, таким образом, международным бестселлером. "Уолл-стрит джорнэл", с одной стороны, и Социалистическая трудовая партия Америки, с другой, похвалили книгу. Ее стали с увлечением читать как в капиталистических, так и в коммунистических странах. Она послужила источником вдохновения для организаторов нескольких серьезных исследований, и каждое из этих исследований подтвердило правильность моих наблюдений.

После публикации "Принципа Питера" меня уже не выдвигали на более высокие должности. Администраторы не хотели видеть в своем кругу человека, не принимающего их всерьез. Видимо, книга оказалась вершиной моей Созидательной некомпетентности (см. главу "Познай себя"). Когда в 1974 г. я расставался с нашей педагогической системой, мне не устроили обычного прощания за чашкой кофе. Это можно понять.

С тех пор я работаю в условиях благословенной независимости от всяких иерархических обязанностей и ограничений.

 

Хотя открытие Принципа помогло мне во многих отношениях, все же оно не оградило меня от своих воздействий. Мы поселились на берегу океана в маленьком старом доме. Он отчаянно нуждался в ремонте. Среди прочего - не открывалось окно в моем кабинете. Пришел плотник, починил раму, сменил подоконник. Когда он закончил работу, окно стало открываться, но погас свет. Приглашенный электромонтер обнаружил, что в проводку был забит гвоздь, вызвавший короткое замыкание. Он поправил дело, лампы зажглись, но тут оказалось, что в итоге его возни оконное стекло треснуло. Явился стекольщик, сменил стекло, и вслед за этим я позвал маляра, чтобы навести окончательный лоск. Теперь все в порядке, объявил я, после чего выяснилось, что окно, покрашенное в закрытом положении, опять не открывается.

Конец текста


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация